Rumata.ru

Все сказки на одном сайте. Русские народные сказки, сказки народов мира, детская литература.

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Бабкин козел

E-mail Печать PDF

Давным-давно, а может, и еще раньше, жили дед да баба. Были они бедными-пребедными. Все богатство — телушка одна, да и та невелика.

Когда не осталось у них ни гроша, дед сказал:

— Пойди, бабка, с телкой на ярмарку, продай ее.

— Ладно, муженек, схожу,— ответила старуха. Накинула она на рога телушке веревку и поплелась. Увидели ее три брата. Были они ворами и решили обмануть старуху.

Сказано — сделано.

Разошлись все трое в разные стороны. Немного погодя подошел к старухе один из братьев.

— Добрый день, бабка.

— Добрый день сынок.

— Продаешь своего козла?

— Продаю, только это не козел, а телка.

— Неужто телка?

— А как же!

— Ну уж нет!

— Ей-Богу, телка! Да ты что, сам не видишь?

— Козел это, бабка! Коли не веришь, спроси кого хочешь.

Старуха перекрестилась, сплюнула: что за наваждение!.. Пошла она дальше.

Вскоре навстречу ей идет второй из братьев.

— Продаешь козла, бабка?

— Продаю, сынок. Только это не козел, а телка.

— Какая же телка?.. Ты что же, не знаешь, какую скотину продаешь?

Перекрестилась старая и опять дальше побрела. Встречает ее третий брат и тоже самое твердит: козел да козел!

Видит бедная бабка, что все в один голос называют ее телку козлом и совсем растерялась. Поддалась она на обман и говорит:

— Ну, коли и ты говоришь, что это козел — видно, так тому и быть.

— Беспременно, козел... А сколько за него просишь? Стали они торговаться, потом сошлись в цене, и заплатил ей третий брат по уговору. Купила бабка на эти деньги разную мелочь, на большее не хватило, и пошла домой. Встречает ее дед, спрашивает:

— Продала телку?

— Не телка это была, а козел.

— Как козел?

— Да так.

Уставился дед на бабку, ничего в толк не возьмет.

Рассказала бабка все по порядку, и дед сразу уразумел, что тут обман.

«Вот оно что,— подумал он.— Ну, вы у меня расплатитесь с лихвой, братья-воры, найду на вас управу».

Старик-то, оказывается, знал этих братьев, которые только воровством и занимались.

Походил он по селу, Одолжил у одного мужика клячу старую и худющую, все ребра наперечет, а у другого взял в долг золотую монету. Дождался старик следующей ярмарки, сунул золотую монету кляче под хвост, сел на нее верхом и затрусил на ярмарку.

Добрался он туда и стал в стороне неподалеку от трех братьев-воров. Стоит он позади своей лошади — как только она брюхо опорожнит, старик сразу же бросается палочкой навоз ковырять.

Братья приметили, чем старик занимается, подошли к нему и спрашивают:

— Зачем ты, дед все ковыряешься в навозе?

— А как же, добрые люди! Я приехал на ярмарку закупить кой-чего, а лошадь денег мне еще не принесла.

— Что-то непонятно ты говоришь. Лошадь тебе деньги приносит?

— Такой уж у моего коня талан: что ни день — нахожу я в его навозе один, а то и два золотых, иногда и еще больше.

— Ты что, шутки с нами шутишь?

— Нет, какие тут шутки!

Братья не поверили старику, но остались стоять на месте около стариковой клячи. Вскоре лошадь опорожнила брюхо еще два раза, а на третий нашел дед в навозе золотой.

Как увидели это братья своими глазами, так и застыли, рты разинули.

— Ишь ты,— зашептали они,— правда ведь! Давай купим у старика лошадь!

Придвинулись они к нему поближе.

Слышь, дед, как это выходит, что твоя лошадь золотые монеты приносит?

Такой уж у нее талан. Я-то еще корму ей вдосталь не даю, потому что беден, а кабы кормил ее, как баре, овсом да ячменем, она не по одному золотому, а по нескольку штук в день приносила бы. Да вы и сами видите, что лошадь еле на ногах держится от голода.

— А не продашь ты ее?

— Что вы, что вы, как же мне ее продать? — Заплатим хорошо.

У братьев-то расчет простой: «Подкормим мы лошадь как следует и сразу же вернем деньги, что истратили, да и разбогатеем скоро».

Поторговались они, поторговались и хлопнули по рукам.

Получил старик полную шапку золота и ушел.

Как добрался он в деревню, тут же расплатился за лошадь и за золотой, а все остальные деньги себе оставил.

Братья же воры побежали домой, почистили как следует конюшню, засыпали полную кормушку овса и привели лошадь. Жадные они очень были и надумали с самого начала много золота заполучить.

Лошадь же, бедняжка, голодная и до овса охочая, потому что никогда его не ела, так наелась, а потом воды напилась, что тут же у самой двери и околела.

На другое утро один из братьев прокрался к конюшне посмотреть, сколько добра им навалила лошадь. Пытается войти, да дверь никак не откроет.

Кликнул он остальных братьев: Эй вы, тащите-ка сюда попону!

А попона ему потому понадобилась, что лошадь полную конюшню золота, думает, навалила.

Другие два брата выскочили из дому с попоной и тут же принялись его ругать, даже чуть не прибили за то, что он один в конюшню пошел,— ведь они клятву дали не ходить туда по отдельности, чтобы один другого не обманул.

Поругались они как следует, потом поостыли и налегли все трое на дверь — открыть стараются.

Открыть-то открыли, да наткнулись на лошадиную тушу, всю вздутую. Так и остались братья стоять с выпученными глазами.

Как теперь быть?

Надо найти обманщика-старика и деньги обратно получить.

Сунулись они туда, сунулись сюда, долго его разыскивали и все-таки нашли. Помог им один купчина с ярмарки, который давно старика знал, кто он таков и откуда родом. Только пока братья искали, старик со старухой уж все обдумали.

— Приготовь ты, бабка,— сказал он,— бычий пузырь и наполни кровью, а как увидишь, что идут к нам те три брата-вора, быстренько привяжи его себе на живот и зайди в дом. Главное, потом не пугайся, потому что я возьму нож и пырну тебя в живот, а на самом деле вспорю пузырь, так что кровь из него хлынет. А еще я сделаю метелку из кукурузных початков, поглажу тебя этой метелкой и скажу:

Вставай-ка, бабка, поскорей, Вставай-ка, бабка, веселей! Как услышишь эти слова, сразу же встань, глаза протри и скажи: «Ну и крепко же я спала». Поняла?

— Поняла, муженек, поняла,— закивала старуха. Но дед еще долго ее учил, что и как надо сделать. Через несколько дней видит бабка — издалека три человека к околице села подошли.

Присмотрелась лучше. Они: три брата-вора.

Побежала старуха домой, старика оповестить и сама сделала все, как он ее научил.

А старик к тому времени уже кукурузную метелку смастерил и на печь положил.

Вошли братья-воры в дом, даже не поздоровались и сразу же давай на деда кричать, за что, мол, он их обманул, в суд его за собой тянут.

Старик-то догадался, что братья с клячей сделали, знал, какие они жадные, вот он и говорит:

— Видать, вы лошади много овса сразу дали, она все съела, воды опилась, вздулась да и сдохла. Тут моей вины нет, не след вам было ей так много корма задавать, непривычная она.

Но братья-воры только одно знают, в суд старика тянут. Лошади-то они теперь лишились и стараются хоть часть денег обратно вернуть.

А бабка тоже раскричалась, что дед, мол, не виноват, что должны они сами на себя пенять.

Старик велел ей замолчать.

— Нет, не буду молчать!

— Замолчи, говорю!

— Нет, не буду...

Старик тут вроде совсем взбеленился, выхватил нож, подскочил к бабке да и пырнул прямо в живот.

Только он ее ударил, как хлынула кровь из бычьего пузыря, и бабка наземь повалилась — умирает, да и только.

Остолбенели братья-воры, а старик как ни в чем не бывало говорит им:

— Ну ладно, ребята, пошли в суд. Братья пошли за ним.

Не успели они немного отойти, как вдруг старик остановился:

— Знаете что, люди добрые, вернемся обратно, вы повремените малость, я оживлю свою бабку, а то жаль ее, сердечную. Потом пойдем судиться.

— Как это ты ее оживишь, ежели убил?

— Ну, это совсем нехитрое дело.

Побежали братья за дедом посмотреть, как это он будет бабку воскрешать.

Пришли они домой, старик тут же взял с печи кукурузную метелку и начал гладить бабку, приговаривая: Вставай-ка, бабка, поскорей, Вставай-ка, бабка, веселей!

Как услышала старуха эти слова, встрепенулась, начала глаза тереть и говорит, словно только проснулась: _Ну и крепко же я спала!

А братья ничего не понимают, друг на друга глаза таращат.

Пришли они в себя, спросили деда:

— Что же это, ты всех мертвых так оживляешь?

— Всех, лишь бы померли.

Начали братья-воры между собой перемигиваться и перешептываться — мол, хорошо бы заиметь метелку волшебную.

— Своими ведь глазами видели,— говорит один, которому больше всех по душе метелка пришлась. Он все рассчитывал, сколько денег они заработают, ежели смогут мертвецов воскрешать.

Начали они торговаться. Торговались, торговались, пока не сговорились: дали старику две шапки золота, забрали метелку и ушли с ней.

Как пришли братья-воры домой, сразу же в конюшню бросились — коня воскрешать.

Ничего не выходит.

Попытались потом воскресить мужика одного из их села... Только тот умер по-настоящему, как все умирают, куда же его воскрешать!

Помчались они сызнова к старику, ног под собой не чуют, об одном только и думают — связать его и потащить в суд.

Но только старик тоже не сидит, сложа руки, пока они домой ходили, пока метелке испытание устраивали да обратно к нему возвращались. Вышел он из дому, наведался по очереди во все корчмы, что по дороге к суду, со всеми корчмарями сговорился, что они должны сделать, да тут же с ними и расплатился.

Прибежали к нему братья-воры, трясутся от злости, а он им говорит:

— Пожалуйста, пойду в суд, почему не пойти, мне бояться-то нечего, я вам дал хороший товар, да вы его попортили. Только погодите чуток, возьму с собой мой кивер, что остался у меня с той поры, когда я солдатом был.

Взял старик кивер и пошли они.

На пути корчма. Старик говорит:

— Остановимся малость, перекусим, а то устал я очень, да и есть хочется. Вы тоже со мной перекусите.

Поели они, выпили, расплачиваться надо... Старик подзывает к себе корчмаря.

— Эй, хозяин!

— Что?

— Выбей дно из бочки и угости всех вином, пусть пьют за меня, а то я иду с этими людьми судиться.

— А кто платить будет? — спросил корчмарь, с которым дед еще ранее сговорился.

— Как кто? Кивер заплатит,— ответил дед и отдал кивер корчмарю.

Тот унес кивер в другую комнату и скоро вернулся, возвратил его деду и при этом низко поклонился, словно барину какому. А старик сразу же ушел с тремя братьями-ворами.

Те снова перешептываться начали: что, мол, за кивер, который сам расплачивается?

Вошел дед еще в одну корчму, потом в другую, третью, и всюду то же самое повторилось. Так шли они, пока братья не утерпели и спросили его:

— Что это, дед, за кивер, который всюду за тебя платит?

— Ну, сынки, это длинная история, кивер-то не простой, да так и быть, я вам расскажу, только коротко.

— Расскажи, сделай милость, дедушка!

— Это кивер волшебный. Он расплачивается за всякого и повсюду. Мне его подарил сам император, когда я еще молодым был. Воевали мы вместе, и я ему жизнь сохранил, от врагов спас.

Надумали тогда братья-воры купить волшебный кивер и просят старика продать его.

— Ну уж нет,— ответил дед,— а то останусь я вовсе ни с чем. Коня вы у меня убили, перекормили по своей жадности, с метелкой Бог знает что сделали, только тоже испортили, а потом еще пришли ко мне и в суд потянули, а я уж до старости дожил и никогда не судился. Нет, больше продавать вам я ничего не буду.

Лучше пойдемте в суд, пусть меня осудят, коли виноват, а когда из тюрьмы выйду, останется мне хоть кивер, а то все остальное я уж по вашей милости потерял.

— Да нет, дедушка, ты уж нас прости, ошиблись мы, не подумали,— захныкали братья-воры, - не будем мы больше так поступать, а ты как следует нас обучи, что с кивером делать надо...

— Да я вас и в те разы обучал, только чем я виноват, ежели вы никак в толк ничего не возьмете?

— Теперь непременно возьмем, а тебе заплатим за кивер три шапки золота.

Почесал дед затылок и задумался.

— Знаете что?

— Что? — спросили братья.

— Продам вам кивер, да только вот с каким уговором.

— Ну, говори быстрее.

— Вы мне дадите три шапки золота и грамоту. А там напишите, что ко мне больше приставать не будете, что бы ни случилось. Согласны?

— Согласны.

— Ну, ударим по рукам, раз так.

Написали они грамоту, взял старик деньги, а братья воры — кивер, разошлись каждый в свою сторону и больше никогда не виделись. Дед и на этот раз одурачил братьев воров, но они не могли ничего поделать — грамоту-то сами подписали, да и старик им послал передать, что все это он в отместку сделал за то, что они его первые обманули.

А я кончил эту сказку, и все это такая же чистая правда, как...

Те нивы, что вспаханы были овцой,
Рога у свиньи, что увидел слепой,
Который с клюкой проходил по дороге,
С которым шутя поравнялся безногий,
А после безрукий обоих поймал,
И голый за пазуху всех запихал.

 

Сказки и детские стихи


Случайная статья

Интересный факт - в США отсутствуют народные сказки. Занятно то, что отсутствуют не только произведения данного жанра, но и смысловое понятие жанра сказки. Возможно, это связано с тем, что история колонизации Америки насчитывает всего несколько сотен лет. (Мы не будем вдаваться в подробности существования мифов и легенд у коренных жителей континента - индейцев). Возможно отсутствие понятия сказок связано с многонациональностью населения США и ассимиляцией представителей разных народов в обществе США. Но факт остается фактом - и этот факт, возможно, оказывает значительное воздействие на разницу в мироощущении русского и американского человека.