Rumata.ru

Все сказки на одном сайте. Русские народные сказки, сказки народов мира, детская литература.

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная Народные сказки Сказки народов севера Удюргай-батыр. Якутская сказка

Удюргай-батыр. Якутская сказка

E-mail Печать PDF
На зеленой мураве, около речки быстротечной, среди белых березок стоял ветхий домик. В этом домике жили старик со старухой. С малого возраста, не разгибая спины, трудились они для скупого и жадного богача Хара-Хаана. Богач Хара-Хаан был похож на огромного паука: если кто по нужде непредвиденной попадал в его сети, он не выпускал его до самой смерти.
На старости лет старуха совсем уже перестала двигаться. Тогда Хара-Хаан заставил старика трудиться за двоих. Но горевали старики не от тяжелой работы, а оттого, что нету них детей, которые продлили бы их род.
Однажды, возвращаясь с работы, шел старик через березовую рощу. Хотя не было ветра в этот вечер, почему-то ласково шептались листья белых берез. Где-то так радостно пела птичка, что старик, усталый и голодный, не мог уйти, не оглянувшись в ту сторону, откуда доносилось пенье. Но увидел он не птицу, а большой-пребольшой удюргай. Остановился старик, сошел с тропинки, по которой ходил около семидесяти лет. Подошел он к удюргаю, оглядел его со всех сторон. Тут перестали шептаться листья, умолкла птица. Старик подумал: «Может, что-нибудь сделаю из этого удюргая. Красивый чорон с узорами... Или резной черенок для ножа...» Срубил он удюргай и понес домой.
Увидела старуха старика, согнувшегося под тяжестью удюргая, всплеснула руками и воскликнула:
- Эх, старик, из ума ты выжил!.. Зачем тебе такой огромный удюргай?
А старик уже придумал, что ответить старухе:
- У нас с тобой нет детей, а я, может, вырежу такое, что продолжит наше имя.
Тут старуха стала внимательно осматривать удюргай, заставляя усталого старика поворачивать его во все стороны. Вдруг она всплеснула руками.
- Да, смотри, старик, чудо какое ты принес! Удюргай-то похож на ребенка! Вот как будто ноги, вот руки, а вот голова! - Старуха уже видела ребенка в еще не отесанном удюргае.
Старик ничего не ответил, но, отдохнув немного, сразу принялся за дело. Мог бы он быстро сделать, что задумал, да времени у него было мало - почти целый день работал он на Хара-Хаана. Семь лет мастерил он куклу. Часто старик, прервав работу, говорил старухе, устало улыбаясь:
- Мы состарились, и нет у нас детей. А я сделаю человечка из крепкого удюргая, и он останется после нас...
Старуха, глядя на куклу, тоже улыбалась. Очень она похожа на ребенка! Вот только глаза осталось сделать, и тогда они дадут ему имя, и он будет их наследником... Но старик не закончил человечка из удюргая - умер...
Осталась старуха с незаконченным деревянным человечком. Скучно ей было целыми днями одной. Положила она однажды куклу рядом с собой, полюбовалась ею и уснула. Вдруг сквозь сон услышала она плач. Просыпается старуха и видит - превратился деревянный человечек в живого ребенка, только глаз у него нет.
Рос ребенок не по дням, а по часам и вырос богатырем. Стал он работать. Старуха нарадоваться не могла. Но увидел однажды слепого богатыря Хара-Хаан. Пришел он к старухе и говорит:
- Старуха, твой старик умер, но долги его остались. Ты должна отработать их!
- Где же мне силу взять?
- Тогда я забираю твоего сына! - сказал богач и увел с собою Удюргая-батыра.
Силен был богатырь, но не было у него глаз. Если нужно было дрова приготовить, его подводили к дереву, и он разламывал его, как щепку. Если нужно было сено привезти, его запрягали в огромные сани, и он тащил стог. Он не знал усталости.
Однажды Удюргай-батыр услышал свист змеи, шум крыльев и клёкот орла. Остановился он, прислушался и понял, что невдалеке происходит драка.
- Что за шум? - спросил Удюргай-батыр.
Шум прекратился, на траве у его ног что-то зашуршало, а над головой зашумели огромные, сильные крылья.
- Удюргай-батыр, давно мы ждем тебя. Только ты один можешь рассудить наш вековечный спор, - услышал он.
- Кто вы такие? - спросил Удюргай-батыр.
- Я - Могой, - зашипела в траве змея, - выслушай меня. Это было давно, когда я была молодой. Хотела я тогда подняться выше всех и поползла на высокую гору. Там солнце пекло, и не было ни сырости, ни влаги. Я задыхалась от жажды. Тут я увидела три яйца. Не подыхать же мне от жажды! Выпила я эти яйца. И вдруг на меня напал Хотой. За что он напал на меня, я и по сей день не знаю.
Тут послышался клёкот орла:
- Послушай меня, добрый человек. Чтобы размножить наше орлиное племя, высоко на горе я положил три золотых яйца. Думал я, что будут у меня птенцы, молодые Хотой-батыры. И вдруг, прилетев в свое гнездо, я нашел разбитыми золотые яйца, а в моем гнезде лежала Могой. Лишив меня потомства, она еще говорить смеет, что не знает, за что я напал на нее!
Могой и Хотой еще долго бы спорили, но Удюргай-батыр сказал им:
- Принесите мне глаза, тогда я смогу рассудить вас.
- Принесу! - зашипела Могой и уползла.
- Принесу! - заклекотал орел и улетел.
Долго ли, мало ли ждал Удюргай-батыр, и услышал он шуршание змеи в траве.
- Нагнись, я тебе приставлю глаза! - зашипела Могой.
Всю жизнь Удюргай-батыр хотел видеть мир, зелень трав, свет солнца.
Волнуясь, нагнулся он. Могой поставила ему в глазницы что-то мокрое, мягкое. Удюргай-батыр увидел солнце маленьким красным пятнышком в черном небе. Все вокруг имело расплывчатые очертания.
- Почему же люди хвалят этот черный туманный мир? - спросил Удюргай-батыр и тяжело вздохнул.
- Правду ты говоришь, - зашипела Могой. - Нет ничего прекрасного в этом мире при дневном свете. Но ночью, когда наступит мрак, ты будешь видеть лучше, чем сейчас!
Задумался Удюргай-батыр над словами змеи. Они казались ему странными. Если ночь лучше дня, то почему же люди спят ночью? Когда он спросил об этом, Могой засмеялась:
- Ш-ш-ш! Не верь ты людской болтовне! Люди слабые, они боятся ночного света. Этот свет для сильных, могучих, как ты и я. Ночью все сильные не спят. Не спят тигры, пантеры, филины, совы.
Не успел Удюргай-батыр поблагодарить змею за глаза, как в воздухе зашумели могучие крылья Хотоя. Подлетел он к Удюргаю и говорит:
- Возьми вот эти глаза!
Удюргай-батыр взял глаза, принесенные орлом, и приставил их к своим глазницам. О, чудо! Он увидел землю, зелень трав, яркое солнце и голубой шатер неба. Тут он понял, что змея не права.
Удюргай-батыр поблагодарил Могой и Хотоя за глаза.
- Теперь три дня отдыхайте. Я посмотрю мир и подумаю, кто из вас виноват.
Пришел Удюргай-батыр к своему хозяину Хара-Хаану. Приставил он глаза, которые принесла ему змея, и увидел: сидит его хозяин, со всех сторон к нему идут радостные люди, он их кормит и поит.
Тут Удюргай-батыр подумал: «Почему же я слышал, что люди недовольны хозяином? Я вижу, что он поит и кормит людей».
Приставил Удюргай-батыр глаза, принесенные Хотоем, и увидел: Хара-Хаан, толстый, маленький, сидит на высоком кресле, по левую руку от него стоит стол с едой. К этому столу подходят измученные люди, и хозяин дает им лишь столько, чтобы они не умерли от голода. В правой руке он держит длинный хлыст и бьет им каждого, кто осмеливается тут же поесть его пищу и не сразу уходит на работу.
Тут Удюргай-батыр еще яснее понял, какие глаза принесла ему змея. Эти глаза способны были скрасить злодейство богачей и хищников.
Идет он по лесу и думает, как справедливо решить спор Могой и Хотоя. Вдруг слышит старческий голос:
- О чем задумался, добрый батыр? Огляделся Удюргай-батыр, но никого не увидел. - Кто со мной разговаривает? - спросил он.
Тут увидел Удюргай-батыр перед собой домик величиной с гриб. В дверях домика стоял старичок с длинной седой бородой. Он был одет в доху, сшитую из шкурки одной белки. Из передних лапок были сшиты рукавицы, из задних - унты.
Нагнулся Удюргай-батыр к старику и спросил:
- Кто же вы, почтенный старец?
- Я всегда добрым делам советчик, зовут меня Сэркан-былинником. О споре змеи с орлом я давно знаю. Знаю и то, что ты должен решить этот спор.
- Думаю я: как рассудить их, как найти наказание виновнику?
- Рассудить их ты сам должен. А наказание найти я помогу. Вот тебе мой меч. Отсеки им голову того, кого считаешь виновным, - сказал Сэркан-былинник и подал батыру богатырский меч.
Удюргай-батыр взял в руки богатырский меч и хотел поблагодарить старичка, но его уже не было. Снова шумел лес, пели птицы.
Пришел Удюргай-батыр на условленное место, где его ждали Хотой и Могой. Прежде чем приступить к выполнению своего решения, Удюргай-батыр в правую глазницу вставил орлиный глаз, а в левую змеиный. Он считал, что это будет справедливым.
Посмотрел Удюргай-батыр левым глазом на змею и увидел ее доброй, улыбающейся. А когда посмотрел правым глазом, то увидел это отвратительное существо горящим злостью и ненавистью. Вспомнил Удюргай-батыр и то, каким предстал перед ним хозяин Хара-Хаан, когда он посмотрел на него глазами Могой.
Это еще больше убедило его в том, что нужно избавить мир от змеи.
- Слушайте мое решение! Виновата ты, Могой, высосавшая душу и тело птенцов Хотоя. Ты и умрешь от моего острого меча!
Размахнулся батыр мечом, но вместо головы Могой меч рассек только пустую змеиную шкуру. Удивленный, стоял батыр и ворошил мечом старую шкуру змеи. Хотой посмотрел на это и сказал:
- Могой хитра и увертлива, ее так быстро не убьешь. Теперь, в новой шкуре, она коварнее, чем раньше. Если ты хочешь избавить мир от злодейки, выбрось ее глаза и пользуйся только моими глазами - орлиными, острыми. Ты всегда разглядишь зло, в какой бы шкуре оно ни было!
Улетел Хотой в высокое синее небо, а Удюргай-батыр пошел по земле, чтобы избавить мир от всех злодеев.
 

Сказки и детские стихи


Случайная статья

Интересный факт - в США отсутствуют народные сказки. Занятно то, что отсутствуют не только произведения данного жанра, но и смысловое понятие жанра сказки. Возможно, это связано с тем, что история колонизации Америки насчитывает всего несколько сотен лет. (Мы не будем вдаваться в подробности существования мифов и легенд у коренных жителей континента - индейцев). Возможно отсутствие понятия сказок связано с многонациональностью населения США и ассимиляцией представителей разных народов в обществе США. Но факт остается фактом - и этот факт, возможно, оказывает значительное воздействие на разницу в мироощущении русского и американского человека.